ЖУРНАЛ РЕДАКЦИЯ НОВОСТИ СПРАВОЧНИК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
журнал
свежий номер

подписка

купить журнал

содержание
Канада

Новый иммиграционный закон Канады

Создание бизнеса в Канаде

Недвижимость в Канаде

Таможня
"зеленого коридора"


На земле мальтийского ордена

Купюры
"с человеческим лицом"


Отчего у России проблемы с имиджем

Российские гастарбайтеры? Это не про нас.

архив
РОССИЙСКИЕ ГАСТАРБАЙТЕРЫ? ЭТО НЕ ПРО НАС…

   Понятие это с трудом входит в сознание. За последние годы мы привыкли, что молдаване, таджики и прочие нелегалы пробираются в нашу страну, чтобы заработать тут на пропитание себе и близким. Согласные на любой, самый неквалифицированный труд, самую низкую зарплату, которую с гневом отвергнет любой житель России, они живут в ужасных условиях, без регистрации, а значит, подпольно. И когда в средствах массовой информации появляются рассказы о их жизни, многие из нас брезгливо ворчат: понаехали… И кто их сюда звал? И дружно ругают местные власти, допустившие это безобразие.

   И вряд ли кто при этом задумывается, что точно такое же отношение в странах Европы к нашим, нелегально отправляющимся на заработки и тоже согласным на любой подневольный труд. Впрочем, разница все-таки есть. К нам едут действительно разнорабочие, знающие, на что идут. Наши же, как правило, образованные, молодые, надеются на жизнь легкую, заработки высокие, отношение человеческое как же, в цивилизованный мир едут.

   Как же горько приходится разочаровываться…


   Историю Светланы я услышала в поезде Рига - Москва. С незнакомыми люди порой бываешь откровеннее, чем с лучшими друзьями. А Светлане явно хотелось выговориться. Она помахала рукой провожавшей ее симпатичной блондинке и сказала мне:

   - Думали, никогда не встретимся после того, что пришлось вместе пережить. Да вот, видно, Господь помог…

   С Илгой они познакомились во время пересечения австрийской границы. Светлану пропустили сразу, у нее была туристическая виза. А вот Илгу и всех ее спутников, приехавших из Риги, что называется, "трясли". Объяснение простое: с Австрией у Латвии безвизовый режим, и стражам границы хорошо известно, что если в багаже несколько упаковок "Галины Бланки" и зимние вещи в разгар лета, значит, человек едет не на месяц в гости, как говорит, а постарается "зацепиться" в стране, устроившись тайком на работу.

   Илге повезло. Ее рассказу о том, что в Вене живет богатая тетя, поверили, тем более, что у молодой женщины был билет на обратную дорогу. А добрую половину пассажиров их автобуса завернули обратно. Илга похвалила сама себя: вняла предупреждающему объявлению на автобусной станции: "Во избежание проблем на границе желательно сразу купить билет туда и обратно". Потратилась, конечно, возвращаться она не собиралась, но зато вот она долгожданная Вена.

   На автовокзале Илгу встретила тетя, она у нее в самом деле была, правда, даже не двоюродная, а так, седьмая вода на киселе. Светлану не встретил никто, хотя уговаривавший ее поехать именно в Австрию знакомый говорил, что связался с некоей фирмой, занимающейся ресторанным бизнесом. Там нужны были посудомойки.

   Фирму она нашла сама, адрес и деньги на такси у нее были. Про ее приезд никто ничего не знал, но, оглядев оценивающим взглядом ее крепкую фигуру, менеджер сказал, что на кухне им действительно нужны работницы для чистки овощей. На некоторое время. Он же посоветовал снять неподалеку комнату.

   Как сказали бы у нас, сдавались не комнаты, а кроватные места в сыром полуподвале, но плата была сравнительно невысокой, и Светлана с радостью согласилась. Присутствие десяти соседок не смутило: характер у нее покладистый, тем более, что, как сказала хозяйка, среди жилиц есть несколько русских.

   На следующий день к пяти утра Светлана пришла на работу. Рядом с ней быстро-быстро резала лук немолодая украинка. Леся призналась, что живет в так называемом пансионе, спят на полу, мужчины и женщины вповалку. Но, сказала она, надо терпеть. На ее крошечную пенсию в Украине не выжить. А тут в мусорниках можно найти вполне приличные вещи, чтобы, не входя в затраты, обустроить быт. "Я и чашки нашла, и пластмассовые тарелки, и чайничек совсем как новенький... щебетала Леся. Так что не отчаивайся, дорогуша. А работа она и есть работа. К ней мы привычные".

   Вот тут-то Светлана и узнала, что работать придется по двенадцать, а случается, и больше часов, платить будут раз в десять меньше, чем получают кухработницы из местных.

   Ничего, выдержу, думала Светлана. Вон Леся старше, а тянет и уезжать не собирается.

   Так бы и волокла, наверное, этот груз, и рылась в мусорных бачках, копила заработанные евро, чтобы вернуться в Москву с деньгами. Но скоро болеть начала, а это за границей для таких как она смерти подобно. К врачу обратиться нельзя. Денег на лекарства нет. Через какое-то время вызвал ее тот менеджер, что принимал на работу, и сообщил с приятной улыбкой, что в ее услугах кухработницы они больше не нуждаются.

   Пришлось собираться домой. "На границе пережила настоящий ужас, - вспоминает Светлана, - я просто каким-то чудом не оказалась в тюрьме за нелегальное проживание в стране. Помогли в нашем посольстве, а я глаз на них не могла поднять от стыда. Как же, приехала на заработки, за красивой жизнью приехала…"

   У Илги, мы там с ней встречались иногда, тоже не задалась жизнь у богатой тети, которой, как вы понимаете, она была не нужна. Но старушка помогла Илге найти работу в теплицах. Там цветы не только выращивали, но и продавали букетами. Смена 12-14 часов с двумя перерывами. В огромном помещении температура минус два, так нужно для цветов, чтобы они подольше сохраняли свежесть. А людям при этом, стоя на ледяном бетонном полу (сидеть хозяин категорически запрещал), надо работать, собирая букеты, вес которых порой доходил до пяти килограммов. За смену таких букетов через женские руки проходило до двухсот штук, а перед праздниками и того больше.

   Как тут не заболеть спине, ногам, не неметь рукам. Как люди выдерживали эту каторгу, понять трудно, но выдерживали. В теплице при таком режиме труда и перегрузках мгновенно обострялся и ревматизм, и остеохондроз, и женские болезни. Стиснув зубы, молча выносили все во имя того самого мифического богатства, о котором мечтают все приезжающие сюда на нелегальные заработки.

   Наверное, Илга и дальше бы работала, если бы теплицы не перекупили выходцы из Китая. Они сумели раздобыть для своих соотечественников разрешение на работу, разбили рядом с теплицами палатки и поставили вагончики для жилья. Европейцев уволили, поскольку китайцам можно платить еще меньше, чем славянам и прибалтам.

   Найти другую работу Илге не удалось. Тетя все больше беспокоилась, как бы наблюдательные соседи не заявили в полицию на странную ее гостью, которая каждый день к шести утра уходит из дома: неужели экскурсии начинаются так рано?

   В Ригу Илга возвращалась с тяжелым сердцем: ничего не получилось из ее затеи, ведь она собиралась остаться в Австрии навсегда.

   Но когда спустя год мы с ней встретились, то, вспоминая о нашей австрийской авантюре, решили, что дома все-таки лучше. Ведь сколько страха, унижений, тягот выпало на нашу долю. А чувство собственной неполноценности, которое всегда было с тобой?!


   Гастарбайтер - он в любой стране существо униженное и подневольное. А мечты о красивой богатой жизни вмиг разбиваются о суровую реальность. Сколько подобных историй с более трагическими развязками могут рассказать россияне, вкусившие запретный плод нелегальной работы за границей.

   И ведь все равно едут…

   Тамара ВЕДИНА

реклама