ЖУРНАЛ РЕДАКЦИЯ НОВОСТИ СПРАВОЧНИК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
журнал
свежий номер

подписка

купить журнал

содержание
ПОЛЬША

АННА ГЕРМАН: ДОЛГОЕ ЭХО…

СВЯТАЯ АФОНСКАЯ ГОРА

“КИТАЙСКИЙ ПУТЬ” ГАВАНЫ

НАСЛЕДОВАНИЕ

ЭТНИЧЕСКИЕ РУССКИЕ МОГУТ УЧИТЬСЯ В РОССИИ

архив

НАСЛЕДОВАНИЕ

   Институт наследования является центральным институтом гражданского права любой правовой системы. Наряду с договорными, деликатными отношениями (возникающими в связи с причинением вреда), наследственные отношения еще в эпоху римского права составляли каркас гражданского права. Однако, в отличие от других, наследственные отношения, подобно брачно-семейным, всегда были особенно колоритными и нередко значительно отличались от аналогичных отношений, складывающихся на территории других государств. Именно поэтому в этой сфере наиболее "показательно" разнообразие правового регулирования.

   Наследование представляет собой переход прав и обязанностей умершего к другим лицам. Государство тоже в определенных ситуациях может выступать в качестве наследника, поэтому употребление понятия «лицо» в данном случае является весьма условным.

   В качестве оснований наследования в правовых системах разных государств предусмотрено наследование по завещанию и наследование по закону. Наследование по завещанию является приоритетным по отношению к наследованию по закону. Наследование по закону применяется только в том случае, когда отсутствует завещание или имеется вступившее в законную силу решение суда о признании завещания недействительным.

   Правовые акты, регулирующие наследственные отношения, в каждом государстве имеют свои особенности. В странах континентальной Европы нормы наследственного права включены в гражданские кодексы. В некоторых государствах нормы, регулирующие наследственные отношения, содержатся в специальных книгах, которые тоже, в свою очередь, являются составляющей частью гражданского права. К примеру, в Германии имеется специальная книга (часть Германского гражданского уложения), именуемая "Наследственное право". Аналогичная книга с названием "О наследствах" является инструментом регулирования наследственных отношений в Швейцарии. Что касается англо-американской системы права, то в ней, как известно, основным инструментом является судебный прецедент. Однако и в этих странах наряду с судебным прецедентом существенная роль в регулировании наследственных отношений отводится закону.

   Законодательство в сфере наследования в каждом государстве меняется в зависимости от особенностей развития тех или иных сфер общественной жизни: появления новых категорий, таких как недвижимость, частная собственность, развития новых видов договоров (договор лизинга, франчайзинга). Наследственные отношения отражают специфику новых экономических отношений между членами общества. При этом они еще и впитывают в себя традиции, обычаи, сложившиеся в том или ином государстве.

   В Российской Федерации отношения в области наследования оставались наиболее консервативными. На протяжении многих лет количество граждан, участвующих в наследственных отношениях, было незначительным. Это объяснялось тем, что к наследованию призывались всего лишь наследники двух очередей. Для сравнения: в это же время в Германии, где действовала и поныне действует система парантелл (группа родственников, призываемая к наследству, по аналогии с российскими “очередями”), число родственников, призываемых к наследству, было неограниченным. В результате наследниками по закону могли стать самые дальние родственники. В Швейцарии, где тоже распространена система парантелл, круг наследников по закону составлял четыре парантеллы, все равно охватывается достаточно большой круг родственников по сравнению с российским законодательством.

   Весьма интересна система наследования Англии. Привилегированное положение в числе наследников там занимает супруг или супруга. Размер его доли в наследственном имуществе зависит от того, остались ли у умершего родители, братья или сестры, а также дети и внуки. При наличии последних переживший супруг имеет право на получение определенной денежной суммы, размер которой в каждом конкретном случае устанавливается лордом-канцлером. Дополнительно к этому он получает в пожизненное пользование половину имущества наследодателя, свободного от долгов. Если у наследодателя нет детей и внуков, но остались родители, братья или сестры, то переживший супруг имеет право на получение денежной суммы в большем размере. К этому он получает право собственности на половину остального наследственного имущества, свободного от долгов. Помимо всего прочего, пережившему супругу принадлежит еще и право на предметы домашнего обихода. И только в том случае, если у умершего не остается супруга, английский законодатель устанавливает определенную очередность призвания к наследованию, состоящую из семи позиций.

   Количество наследников в Российской Федерации увеличилось с введением в действие с 1 марта 2002 года третьей части ГК РФ. Теперь количество очередей наследников, призываемых к наследованию по закону, возросло до восьми. К детям, супругу, родителям, братьям, сестрам, дедушкам и бабушкам с обеих сторон, дядям и тетям добавились падчерицы и пасынки, отчим и мачеха наследодателя. Кроме того, к наследованию могут призываться граждане, которые вообще не входят в круг наследников, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. К нетрудоспособным в российском законодательстве относятся женщины, достигшие 55 лет, мужчины, достигшие 60 лет, инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства, а также лица, не достигшие 16 лет (учащиеся – 18 лет). Находившимися на иждивении считают нетрудоспособных лиц, которые были на полном обеспечении или получали от умершего такую помощь, которая была бы для них постоянным источником средств к существованию.

   Современное гражданское законодательство большинства государств предоставляет возможность гражданам иметь в собственности любое имущество. Ограничения, имевшиеся в российском законодательстве до 90-х годов в сфере регулирования права собственности, с принятием законов, допустивших приобретение лицом имущества на праве частной собственности, были сняты. Сегодня количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан, не ограничивается никакими правовыми запретами. Право наследования и гарантии осуществления этого права закреплены в Конституции Российской Федерации.

   Делая экскурс в историю российского законодательства о наследовании, стоит вспомнить, что не всегда, как это ни кажется странным, наследование поддерживалось на государственном уровне. В апреле 1918 года был принят специальный декрет во исполнение “Манифеста Коммунистической партии” К. Маркса и Ф. Энгельса, который назывался “Об отмене наследования”. Согласно этому документу, наследование как по закону, так и по завещанию отменялось. Все имущество умершего после его смерти переходило к Российской Советской Федеративной Социалистической Республике. Только нетрудоспособные родственники могли получить определенную часть имущества на свое содержание. К счастью, данный декрет действовал недолго, хотя и успел нанести огромный вред интересам граждан, предусматривая, помимо всего прочего, и обратную силу по отношению к наследствам, открывшимся до его принятия (в том случае, когда наследники еще не успели вступить во владение наследством). Изменение ситуации произошло после принятия ГК РСФСР 1922 года, согласно которому наследственные права закреплялись, но размер приобретаемого в порядке наследования имущества ограничивался десятью тысячами рублей. “Относительная” справедливость была восстановлена только с принятием ГК РСФСР 1964 года, который оказался “долгожителем”, просуществовав более 35 лет.

   Большое значение в разных странах, несмотря на разнообразие регулирования аналогичных наследственных отношений, придается соблюдению формы завещания, по которому можно установить действительную волю наследодателя. Несоблюдение формы влечет за собой недействительность завещания. На первый взгляд, достаточно соблюдения определенных формальных требований, делающих возможным приобретение в собственность материальных благ. В то же время эти формальные требования, имеющие большие вариации в законодательстве разных государств, оказываются весьма сложными для иностранцев, не привыкших к “чужим” правилам. К примеру, во Франции завещание составляется при участии двух нотариусов или же при участии одного нотариуса с одновременным участием двух свидетелей, в Швейцарии – при участии одного должностного лица и двух свидетелей. В Германии лицо, находящееся в местности, с которой прервано сообщение, либо пребывающее в плавании на немецком судне, может совершить завещание вообще в форме устного заявления, но с обязательным присутствием трех свидетелей.

   В Российской Федерации в отношении формы завещания с принятием третьей части ГК произошли существенные изменения. Помимо распространенных нотариально удостоверенных и приравненных к ним завещаний, законодатель предусмотрел возможность составления закрытых завещаний и завещаний, составленных в чрезвычайных обстоятельствах. Закрепив возможность составления новых форм завещаний, законодатель подробно описывает условия, при которых указанные завещания будут действительными. Особенность закрытых завещаний состоит в том, что завещатель, совершая завещание, не предоставляет нотариусу возможность ознакомиться с его содержанием (отсюда и название – закрытое). Условиями составления закрытого завещания является собственноручное написание и подпись завещателя. Именно эти два условия законодатель считает необходимыми для признания данного вида завещания действительным. Закрытые завещания удостоверению не подлежат, но нотариус обязан выдать завещателю документ, подтверждающий принятие завещания. Закрытое завещание передается нотариусу заклеенным в конверте в присутствии двух свидетелей, которые ставят на конверте свои подписи. Такая “таинственность”, выраженная в новом порядке составления неизвестных ранее российскому законодательству закрытых завещаний, уже давно вошла в мировую практику. Эта форма, обеспечивающая тайну завещания, прямо предусмотрена законодательством Франции, Германии, Швейцарии.

   Изложение гражданином последней воли в отношении своего имущества возможно и в чрезвычайных ситуациях, когда есть явная угроза жизни завещателя, который в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности составить предусмотренное законом обычное завещание. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах представляет собой изложение гражданином своей воли в простой письменной форме. При этом завещатель должен собственноручно написать и подписать документ в присутствии двух свидетелей. В случае если чрезвычайные обстоятельства со временем утрачивают силу, то завещатель обязан в течение месяца после прекращения этих обстоятельств составить завещание в требуемой форме. К сожалению, российский законодатель не конкретизирует, какие ситуации следует относить к чрезвычайным. Исходя из логики и соответствующего толкования данной нормы, чрезвычайные обстоятельства являются “родственными” сложившемуся в судебной практике понятию непреодолимой силы.

   Не менее важным вопросом, связанным с действительностью завещания, является способность к составлению завещания. Она определяется в зависимости от достижения лицом определенного возраста, а также от того, сознает ли завещатель значение и последствия своих действий. Во Франции, Швейцарии, Англии, а также в большинстве штатов США способность к составлению завещания возникает в полном объеме при достижении 18 лет, при этом во Франции допускается составление завещания лицами, достигшими 16 лет, но только в отношении половины принадлежащего им имущества, а при отсутствии родственников до шестой степени родства – наравне с совершеннолетними. В Англии морякам в плавании предоставлено право оформлять завещание с 14-летнего возраста.

   Согласно российскому законодательству, завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Это значит, что гражданин должен достичь 18-летнего возраста либо 16 лет, но при этом вступить в брак или быть в установленном законом порядке эмансипированным, а также не признанным недееспособным или ограниченно дееспособным. Конечно, даже при соблюдении этих условий в судебной практике не исключены в последующем споры о признании завещания недействительным и предъявление иска заинтересованными лицами, обосновывающими свои требования тем, что гражданин в момент совершения завещания не отдавал отчет в своих действиях или не мог ими руководить. В российских судах рассмотрение этой категории дел по наследственным правоотношениям является достаточно распространенным.

   Увеличение в российском законодательстве круга наследников, которое само по себе делает затруднительным наследование государства, не помешало российскому законодателю предусмотреть специальное регулирование наследования выморочного имущества. Выморочным является имущество умершего, в отношении которого отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию. Выморочное имущество в порядке наследования по закону переходит в собственность государства. Унаследовать имущество как выморочное может только Российская Федерация, а не ее субъекты или муниципальные образования.

   Наследственные правоотношения, регулирование которых, как уже явствует из вышеизложенного, представляет собой достаточно сложный механизм, включающий различные институты, понятия, категории, еще более осложняются, когда в них попадает так называемый “иностранный элемент”. Наличие иностранного элемента уже сопряжено с применением специальных коллизионных норм, основной задачей которых является выбор компетентной правовой системы. Ситуации могут быть самыми различными. Например, завещатель, гражданин Российской Федерации, умер, оставив завещание гражданам иностранного государства. Наследники – граждане Российской Федерации – призываются к наследованию имущества, определенная часть которого находится за пределами территории России. Граждане иностранного государства призываются к наследованию имущества, оставшегося в России.

   Первое, что предстоит решить в таких случаях, – это, как уже говорилось, выбрать применимое право. Дело в том, что правоотношения, связанные с наследственным делом, потенциально могут быть урегулированы как российским правом, где рассматривается иск наследников – граждан Российской Федерации о признании права собственности, например, на виллу в Испании, так и правом Испании – по месту нахождения наследственного имущества. При решении этого вопроса предстоит проявить "уважение" к международному частному праву, обратившись к специальным нормам. В случае если дело будет рассматриваться в российском суде, то выбор применимого права будет осуществляться в соответствии со ст. 1224 ГК РФ. Право, регулирующее наследственные отношения по российскому законодательству, выбирается с помощью нескольких коллизионных принципов. Основным является закон последнего места жительства наследодателя. Другими словами, если завещатель или умерший проживал на территории России, то и круг наследников, порядок очередности призвания к наследству, основания приобретения наследства и другие вопросы будут определяться разделом 5 ГК РФ.

   Законодатель предусматривает и другие коллизионные привязки применительно к конкретным вопросам. Среди них: определение права, регулирующего наследование недвижимого имущества, – по праву страны, где находится это имущество; способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания или акт его отмены – по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления указанных документов, по праву места составления завещания или по российскому праву. Односторонняя коллизионная норма, отсылающая во всех случаях к российскому праву, сформулирована применительно к наследованию недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр Российской Федерации. Коллизионные нормы, опосредующие выбор права при регулировании наследственных отношений, имеются и в законодательстве зарубежных стран. Однако необходимо помнить, что содержание этих норм отличается, причем существенно, от аналогичных отечественных коллизионных норм. Поэтому если российские граждане будут обращаться в иностранный суд за защитой своих прав, стоит иметь в виду, что результат выбора права иностранным судом может отличаться от того права, которое выбрал бы российский суд при рассмотрении данного дела.

   Есть еще один интересный момент, связанный с рассмотрением международных наследственных правоотношений. Как уже было сказано, наследственные отношения, подобно брачно-семейным, имеют столь явно выраженный разброс в их регулировании материальным правом в разных государствах, что столкновение с ситуациями, когда текстуально совпадающие понятия в законодательстве зарубежного государства будут иметь иное по сравнению с российским законодательством содержание, является обычным делом. К примеру, понятие “наследники” в российском праве обозначено указанными восемью очередями, а во Франции содержание этого понятия составляет четыре разряда, каждый из которых обозначен своими наследниками. Кроме того, возможны такие ситуации, когда суд, применяя иностранное право, вообще столкнется с проблемой толкования или квалификации терминов, не известных его отечественному праву. Возьмем такой пример. Российская гражданка, проживая в России, оставила завещание, в котором все наследственное имущество передавала своему сыну. В последующем она вступила в брак с англичанином и, переехав в Великобританию, прожила там оставшиеся годы до своей смерти. Англичанин, претендуя на имущество своей жены, находившееся в России, получил отказ нотариальной конторы в выдаче свидетельства о праве на наследство. Отказ был мотивирован тем, что имеется действительное завещание, в соответствии с которым наследником является сын от первого брака. Обратившись в российский суд, английский супруг просил признать за собой право на наследование, ссылаясь на то, что по английскому праву последующий брак отменяет предыдущее завещание, сделанное лицом, вступившим в брак. В данном случае суду предстоит решить сложный вопрос: право какого государства следует применить для квалификации указанных фактических обстоятельств (возможность отмены завещания вступлением в брак).

   В российском законодательстве подобная норма вообще отсутствует. В английском праве отмена завещания не только присутствует, но и находится в сфере регулирования семейных правоотношений. В случае если российский суд при выборе права будет обращаться к семейному законодательству Российской Федерации, то согласно ст. 161 СК РФ отношения между супругами должны определяться правом государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. Таким образом, применимым будет английское право, в соответствии с которым завещание должно быть признано недействительным. В случае же, если российский суд даст квалификацию факта отмены завещания последующим браком с точки зрения наследственных правоотношений и применения коллизионных норм ст. 1224 ГК РФ, то он признает завещание действительным.

   Вопрос о том, как, каким способом, с помощью каких средств и приемов следует квалифицировать те или иные понятия, а также фактические обстоятельства, с которыми сталкивается суд при выборе применимого права, решается в законодательстве каждого государства по-своему. Поэтому уже на данном этапе проявляются различия в правовом регулировании отечественной и иностранной правовых систем, что на практике ведет к вынесению совершенно противоположных решений по одинаковым вопросам.

   И, наконец, последнее, о чем не следует забывать и что очень часто упускают из виду судьи, – это наличие специальных международных конвенций, в которых закреплены международные коллизионные нормы, посвященные различным аспектам наследственных отношений.

   Среди международных конвенций, содержащих “реальные” для Российской Федерации международные нормы, которые должны применять суды, следует назвать Конвенцию стран СНГ 1993 года о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. В этой Конвенции имеется специальный раздел (ст. 44-50), посвященный наследованию. Российская Федерация заключила также ряд двусторонних договоров о правовой помощи – как с государствами СНГ, так и с другими зарубежными странами. В этих договорах сформулированы коллизионные нормы по вопросам, аналогичным тем, которые закреплены в ст. 1224 ГК РФ. Однако в любом случае в силу приоритета применения международных норм суд РФ при рассмотрении дела должен руководствоваться нормами международных договоров, а уже только при отсутствии таковых обращаться к национальному законодательству.

Галина ФЕДОСЕЕВА
адвокат
реклама