ЖУРНАЛ РЕДАКЦИЯ НОВОСТИ СПРАВОЧНИК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
журнал
свежий номер

подписка

купить журнал

содержание
НОРВЕГИЯ

Избежание двойного налогообложения

Долговые споры: пути решения

Как "купить" второй паспорт?

Лицензия на убийство

Оффшорный банк: старая песня о главном

Паспорт — бронежилет?

Без визы в Европу

Чудо острова Бурано, или Почему в Венеции гондолы черные

История одной любви

Монастыри в россии

ДАЙВИНГ

архив

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ

   Как-то теплым весенним вечером в середине 60-х годов я приехал к приятелю на дачу в Серебряный Бор. Выяснив, что все отправились пить пиво, я тоже двинулся в пивной бар “Алый парус” и там за столиками, выставленными на высоком берегу Москвы-реки, застал в сборе всю нашу компанию. Но к привычно-знакомым лицам прибавилось еще одно – высокая красивая девушка с каштановыми волосами до плеч, в которой я сразу же узнал Викторию Федорову.

   Теперь уже и не помню, кто затащил ее сюда, скорее всего Сергей Никулин, работавший тогда в редакции журнала “Театр” и знакомый со многими знаменитостями из мира искусства. А Вика в свои восемнадцать лет была уже знаменита. Среди московской интеллигенции тогда много разговоров шло о только что вышедшем на широкий экран фильме “Двое”, где она с редкой убедительностью сыграла роль глухонемой девушки, обеспечив этой отечественной ленте золотую медаль на Международном кинофестивале в Москве. Вика и в жизни оказалась чем-то похожей на свою героиню – несколько меланхоличной и на удивление молчаливой для своего возраста. Тогда я еще не знал трагической истории ее семьи и ее опального детства, я думал, что она замыкается, когда выпьет. А пила она много, причем с какой-то упрямой сосредоточенностью, редкой даже для взрослых мужчин.

   Встречались мы часто, обычно на квартире моей сестры, которая жила на Арбате. Иногда Вика читала стихи, рассказывала сплетни из жизни актеров киностудии “Мосфильм”, но ни разу ни слова не проронила о своих родителях. Да, впрочем, я этим и не интересовался: в компании с красивой женщиной другие темы для разговоров.

   Потом я уехал в Италию, где работал корреспондентом “Агентства печати “Новости”, а вернулся как раз в разгар газетной шумихи, которую “заварила” Вика Федорова. Она совершила беспрецендентный по тем временам шаг: созвала у себя дома пресс-конференцию для иностранных журналистов, на которой рассказала, что является дочерью знаменитой советской актрисы Зои Федоровой и американского моряка Джексона Тейта. Тогда-то и выплыла на свет Божий эта удивительная история – история любви двух известных в своих странах людей. История, которая до сих пор заставляет замирать сердца, вызывая слезы на глазах. Конечно, подобные истории случались и случаются не только с великими, но в таких случаях они почти никогда не становятся широко известными.

   Мама Зоя

   Довоенных звезд отечественного кинематографа можно пересчитать по пальцам одной руки, поэтому имя Зои Федоровой знакомо каждому представителю старшего, уходящего поколения. Судьба этой актрисы на редкость драматична. До сих пор никто точно не знает, когда же она родилась: одни называют дату рождения 21 декабря 1907 года, другие – 1909 год, третьи – 1912-й. В 1929 году Зоя поступила учиться в знаменитую театральную студию Юрия Завадского, но через год студию закрыли и расформировали. Так что доучивалась она в училище при Московском театре революции. Уже первый фильм с ее участием принес Зое Федоровой известность, которая год от года только росла. Своенравные, иногда немного капризные, ее героини были беззаветными патриотками, отдававшими все силы на благо родной страны. Многое могут сказать даже профессии тех, кого играла Федорова – ассистент врача, шахтер, политрук, медсестра…

   Дважды становилась она лауреатом Сталинской премии. При такой славе и популярности не живешь, а паришь! Но в 1938 году арестовывают ее отца, который был начальником паспортной службы Кремля. Профессиональному рабочему-металлисту, активному участнику революции предъявляют обвинение в шпионаже в пользу Германии и Японии и в организации подкопа под Кремлем для взрыва и ликвидации советских партийных деятелей. Личная жизнь Зои Федоровой осложняется, а картины с образами патриоток, сыгранных ею, следуют одна за другой. Пытаясь выяснить судьбу отца, Зоя мечется из одного учреждения в другое, доходит до всемогущего Лаврентия Берии, который обещает разобраться. Летом 1941 года отец был выпущен на свободу, но вернулся домой инвалидом – без пальцев на руках и с раком лимфатических желез. Через три месяца он умер, а Берия стал названивать каждую неделю, выражая свое сочувствие. Как-то он пригласил ее в свой особняк на улице Качалова, объявив, что у него день рождения. В доме никого не оказалось, зато стол был шикарно сервирован, дверь в спальню широко открыта, а сам хозяин предстал в облачении совсем не праздничном – в одной пижаме. Взглянув на его обнаженную грудь, Зоя возмутилась: “Да что вы себе позволяете?! Вы, старая обезьяна!..”

   В панике она убежала. Но оттолкнуть всемогущего Берию означало нажить себе злопамятного и страшного врага. Так и получилось. Правда, не сразу: тогда шла война и любимую народом актрису с радостью встречали на фронте, где она выступала с концертными бригадами.

   Зоя и Джек

   В феврале 1945 года Зоя получает приглашение на дипломатический раут в Доме приемов на Спиридоньевке, который устраивало советское правительство по случаю 27-й годовщины образования Красной Армии. Как девчонка радовалась она возможности хорошо поесть – в военное время с продуктами было трудно, все тогда шло на фронт и на столы к начальникам. Смущало, конечно, основательно поношенное платье для выходов – единственное сохранившееся в ее гардеробе, заштопанные чулки и туфли со сбитыми каблуками. Но в годы войны мало кто имел возможность хорошо одеваться. Легкий характер помог преодолеть все сомнения, и Зоя пошла. Тут-то и встретила она человека, которого полюбила с первого взгляда. Уже дважды была Зоя Федорова замужем, но семейная жизнь не сложилась в обоих случаях. Да и не чувствовала она никогда такого влечения к мужчине, какое сразу же вызвал в ней Джек Тейт.

   Сорокалетний капитан Джексон Роджерс Тейт приехал в Советский Союз всего лишь месяц назад в качестве военно-морского представителя США при специальной военной миссии в Москве. Военный моряк, не привычный к шумным штатским компаниям, он не хотел идти на прием, но ему намекнули, что его отсутствие могут истолковать как пренебрежение по отношению к советскому министру иностранных дел Молотову. Пришлось согласиться.

   Скучавший на приеме Тейт сразу же обращает внимание на красивую молодую женщину, которую с радостью приветствуют все находящиеся в зале русские. Потом, когда их представят друг другу, он узнает, что это известная актриса Зоя Федорова, получившая Сталинские премии за роли в фильмах “Музыкальная история” и “Фронтовые подруги”, что она неоднократно выезжала на фронт, посещала военные госпитали и стала очень любимой и популярной в стране.

   С помощью переводчика общаться было легко, а когда он ушел, пришлось изобретать язык жестов и знаков. Они так увлеклись, что оба забыли вкусно поесть. Позже, когда гости начали расходиться, Джек заметил, как на другом конце стола, беспокойно оглядываясь, Зоя запихивает куски мяса в сумку, прикрыв ее полой шубки. Он не знал тогда, что Зое приходилось кормить двух сестер. Как не знал и того, что эта встреча будет для них обоих роковой, что это будет любовь с первого взгляда, на всю жизнь, что они отметят в Москве День Победы 9 мая 1945 года, что в эту удивительную ночь они решат: если родится мальчик, будет Виктором, если дочь – Викторией.

   Роман их был стремителен, они буквально купались в счастье, как это и бывает, когда встречаются два одинаково любящих сердца. Джек позвонил уже на следующий день, и они пошли ужинать в ресторан гостиницы “Центральная”. Потом Зоя пригласила его к себе домой на обед, но так увлеклась приведением в порядок своего туалета, что сгорела рыба, которую она с величайшим трудом достала специально для этого обеда. К счастью, Джек оказался сообразительным и принес с собой ветчину, соль, кофе, вино и другие продукты, которыми снабжали американскую миссию. А потом еще помог ей мыть посуду.

   Зоя водила его смотреть фильмы с ее участием, на концерты, где она выступала как исполнительница популярных песен. Пыталась приобщить его к серьезному искусству, но и в консерватории, и на “Евгении Онегине” Джек откровенно скучал и каждые десять минут смотрел на часы, терпеливо дожидаясь конца. Зато оперетта ему понравилась. А на одну мелодию из оперетты “Цыганский барон” он написал слова, и это была песня их любви.

   Разлука

   В своем восторженном состоянии влюбленные не замечали, что с самой первой их встречи за ними следили – ведомство Лаврентия Берии стояло на страже советской морали, запрещавшей советским людям общаться с иностранцами. И уже на следующий день после Дня Победы Тейта высылают из страны, объявив персоной “нон грата”. Актриса, отказавшая в близости самому Берия, не должна была быть благосклонна к американцу, даже если он представитель страны-союзницы, воевавшей вместе с Советским Союзом против Гитлера. Времена радостной встречи союзников на Эльбе прошли безвозвратно, у порога уже стояла “холодная война”, которая должна была отрезвить все головы, даже очень сильно влюбленные.

   В январе 1946 года родилась девочка, которую Зоя по былой договоренности с Тейтом назвала Викторией. Она одержала победу над собой, над обстоятельствами, над врагами и недоброжелателями.

   Джек пробовал писать Зое, но ответа не было: письма, естественно, не доходили до адресата. Потом он получил анонимное письмо из Швеции, в котором неведомая “доброжелательница” на хорошем английском языке просила его оставить Зою в покое: она, мол, вышла замуж, у нее теперь двое детей и как-то неудобно, что ее разыскивает иностранец. С той поры Тейт перестанет искать встречи и надеяться. А она, всенародная любимица и дважды лауреат Сталинской премии, будет арестована и осуждена за то, что влюбилась в американца, который был обычным американским шпионом, а она-де помогала ему получать ценную информацию.

   Зою Федорову осудили на двадцать пять лет лагерей усиленного режима с конфискацией имущества и денег. Заодно досталось и семье: сестру Марию отправили на десять лет в Воркуту, где она умерла через шесть лет, сестру Александру сослали в Казахстан. Она-то и взяла с собой одиннадцатимесячную Викторию и воспитала ее, как собственную дочь. Саму же Зою ожидали тюрьмы на Лубянке и в Лефортово, северный лагерь Потьма, тюрьмы Челябинская и Владимирская. Каких только встреч не было на этом крестном пути! Ей пришлось сидеть в одной камере с женщиной, которая съела с голодухи собственную внучку и получила за это пять лет. Но в тюрьме же она познакомилась с широко известной певицей Лидией Руслановой, с которой подружилась на всю оставшуюся жизнь. Однажды Зоя потеряла самообладание и попыталась покончить с собой. Ее спасли. Русланова корила ее за малодушие: “Тебя ждет дочь!..”

   О маленькой Вике не было никаких вестей. И Зоя держит голодовку, требуя, чтобы ей разрешили переписку. Несколько месяцев спустя она получает первое письмо от сестры. В нем не было, конечно, ни строчки о том, как тяжела была жизнь ссыльных, которых шпыняли все, кто только мог. Об этом ей расскажет впоследствии сама Виктория.

   На свободе

   Зою Федорову освободили почти через год после смерти Сталина. Свобода, конечно же, прекрасное слово, но жизнь в Москве показалась тягостной. Работы не было, коллеги сторонились, знакомые не узнавали – долго еще люди не верили, что прошли те времена, когда могли ни за что ни про что посадить в тюрьму, сослать в лагерь, расстрелять за анекдот, не к месту сказанное слово. От того переходного периода в нашей истории осталась в семьях привычка говорить что-то важное, плотно закрыв двери, полушопотом или при включенном радиоприемнике.

   Но были и настоящие друзья. Сценарист фильма “Фронтовые подруги” сразу же подарил ей две тысячи рублей, чтобы было на что жить. На первое время ее приютила у себя Русланова. А потом, когда Зоя получила работу и смогла обзавестись собственным домом, из ссылки к ней приехала Вика. Только в девять лет узнала она, кто ее настоящая мать. А об отце Зоя сообщила, что был он летчиком, но погиб в бою (вторым мужем Федоровой действительно был военный летчик Иван Клищов, герой Сталинграда, разбившийся в 1944 году).

   Но Зоя не забыла своего Джека. Уже в 1959 году она начинает его искать, используя для этого любую возможность. Особенно помогают ей в контактах дежурные в гостинице “Украина”, где только и селили в те времена иностранцев. В конце года ее знакомят с переводчицей на Торговой выставке в Москве, американкой русского происхождения Ириной Кирк, которая на долгие годы становится бескорыстной помощницей Федоровой в ее поисках.

   Ирине удается выяснить, что Тейт давно уже стал адмиралом и девять лет как в отставке. Что живет он в Калифорнии, имеет семью и болен. Она пишет ему несколько писем, но не получает ответа. Наконец, ей удается раздобыть телефон адмирала, и она сообщает, что русская актриса Зоя помнит его и любит, что в Москве у него растет дочь. Но адмирал не верит ни единому слову человека, с которым никогда не сводила его судьба, ему кажется, что это провокация. В середине 60-х годов Тейт перебирается во Флориду, и следы его снова теряются. Только в 1973 году разыскала его настойчивая Ирина Кирк и в длинном письме рассказала о перенесенных Зоей мучениях из-за любви к американцу, о том, как важно, чтобы у девочки Вики был настоящий отец. И тогда, наконец, Тейт ответил Зое. Джек писал, что никогда не забывал ее, что признает Викторию своей дочерью, но приехать к ним в Москву не может – он слишком стар и болен. Он прислал Вике вызов, приглашая ее к себе. Но для поездки за границу в те времена нужна была характеристика, подписанная парторганизацией, а на “Мосфильме” дать такую Виктории Федоровой отказались. Тогда-то и созвала она (задолго до академика Сахарова) пресс-конференцию для иностранных журналистов у себя дома.

   В западной прессе поднялась шумиха: “Пустите дочь к отцу!” Скандал был ни к чему нашему государству, которое толковало тогда с американцами о разоружении и сотрудничестве. Партийная машина сработала мгновенно: и нужная характеристика была подписана, и виза выдана, и авиабилет устроен. И в марте 1974 года Виктория встретилась, наконец, со своим отцом.

   Эпилог

   С тех пор Виктория Федорова обосновалась в Америке. Она приехала к отцу, захватив с собой из Москвы своего любимого пуделя Сейлора. Это была незабываемая встреча, отец и дочь плакали в объятиях друг друга. Вскоре после ее приезда в ее честь был дан прием в Нью-Йорк Сити, на котором она встретила своего будущего мужа, Фредерика Ричарда Поуи, летчика гражданской авиации из “Пан Америкен”. В июне 1975 года она вышла за него замуж и поселилась вместе с ним в Стамфорде, штат Коннектикут.

   Адмирал Джексон Роджерс Тейт умер от рака в июле 1978 года в возрасте 79 лет. В последний раз он встретился со своей любовью 27 апреля 1976 года, когда Зоя Федорова приехала к нему в Америку на несколько дней. Но говорили они уже не о себе, их мысли были заняты дочерью, Викторией, которая в это время ждала ребенка. Их внук родился 3 мая 1976 года. Счастливая пара дала ему имя Кристофер-Александр – в честь отца Фредерика, Кристофера, и Александры, тетки Виктории, которая была ей второй матерью.

   А мама Зоя погибла, когда она окончательно решила переселиться к дочери в Штаты. Ее убили в собственной квартире в Москве в декабре 1981 года.

   Обстоятельства этого темного убийства так и не прояснились. Все связанное с этим преступлением тщательно скрывалось, а убийцу (или убийц?), судя по всему, никто никогда не разыскивал.Во всяком случае, сколько ни пытался докопаться до истины писатель Юлиан Семенов (с его-то связями!), все его поиски упирались в стену молчания. Поговаривают, что из квартиры были похищены какие-то редкие ценности – ведь Зоя Федорова, снявшаяся после войны в сорока трех фильмах, была человеком богатым по меркам того времени. Любопытные версии выдвигаются и насчет убийц. Но слова – не факты.

   Так закончилась эта история любви с горько-счастливым концом, одна из самых трагических и прекрасных историй ушедшего века.

Николай ГРАШИН
реклама