ЖУРНАЛ РЕДАКЦИЯ НОВОСТИ СПРАВОЧНИК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
журнал
свежий номер

подписка

купить журнал

содержание
НОРВЕГИЯ

Избежание двойного налогообложения

Долговые споры: пути решения

Как "купить" второй паспорт?

Лицензия на убийство

Оффшорный банк: старая песня о главном

Паспорт — бронежилет?

Без визы в Европу

Чудо острова Бурано, или Почему в Венеции гондолы черные

История одной любви

Монастыри в россии

ДАЙВИНГ

архив

Чудо острова Бурано, или Почему в Венеции гондолы черные

   Живописный итальянский городок Бурано знаменит своими кружевами. Расположен он на одноименном островке Венецианской лагуны.

   Бурано — не просто живописный городок с шестью тысячами жителей, это еще родина кружевного искусства, распространившегося отсюда по всему свету. Добраться туда поездом или на машине невозможно, поскольку расположен городок на острове с тем же названием. Лучше всего воспользоваться самолетом: аэропорт Марко Поло в Тессера (воздушные ворота Венеции) куда ближе к Бурано, чем к самой Венеции. Ну а дальше удобнее всего ехать на катере или на речном трамвайчике.

   История венецианского кружева достаточно необычна. К XVII веку в Венеции процветало множество монастырей, куда знатные семьи отправляли своих дочерей, когда не было возможности собрать достойное приданое для замужества. Это были хорошо воспитанные и образованные девушки, умеющие вести беседы о литературе и искусстве, слагать стихи, читать и писать на венецианском диалекте, который тогда использовался не только в повседневном общении, но и в официальных документах. Разумеется, монастырская жизнь не очень прельщала затворниц, и они всячески стремились разрушить ее монотонность. И вот к началу XVIII века приемные женских монастырей, которые устраивались, чтобы монахини и послушницы могли изредка принимать визиты родных и близких, мало-помалу начинают превращаться в подобие светских салонов, где с утра до вечера толпятся знатные молодые люди, праздные бездельники и искатели приключений, влекомые сюда “зовом сердца” или “заботой” о томящихся в уединении душах. Благочестивые же бедняжки со смиренными вздохами “вынуждены” принимать у себя этих волокит и нахалов. А в их числе можно было встретить и представителей самых знатных аристократических семей, и персонажей вроде незабвенного дамского угодника Казановы. Были среди них и такие, которые впоследствии стали дожами, людьми уважаемыми и знаменитыми своими государственными деяниями или воинскими подвигами. Один из них, уже будучи дожем, едва не попал в скандальную историю. Как-то ночью его гондола была замечена причаленной близ хорошо всем известного богоугодного заведения. На следующий день об этом говорила вся Венеция. Наш герой, чтобы пресечь возможность повторения скандала, принял драконовский закон: поскольку его гондолу признали по яркой окраске, он приказал, чтобы отныне все венецианские гондолы были окрашены только в черный цвет… Миновали столетия, но и сегодня венецианская гондола – символ столь яркого, красочного города – остается неизменно черной.

   Однако вернемся в приемные покои монастырей. Когда монахини принимали у себя светских щеголей и воздыхателей, их руки непременно были заняты (не для того ли, чтобы легче скрывать волнение или смущение?). На специальных подушечках они связывали нежные кружева, которые предназначались для украшения церковных алтарей. Однако нередко кружева становились и подарком поклоннику. Чем больше было таких приемных – тем больше вязалось кружев. Постепенно изделия затворниц стали настоящим источником доходов для монастырей, которые продавали их состоятельным заказчикам. Естественно, не здесь родилось венецианское кружево, которое было известно еще в XV веке. Но именно в монастырях кружевоплетение стало настоящим искусством, которое перешагнуло границы Венецианской республики, получило известность во всем цивилизованном мире. Благодаря терпеливости и усердию монастырских затворниц родились сеточка и воздушная петля, венецианская петля и другие техники вязания кружев, которые со временем приобрели новые, главным образом французские, названия (например, “генуэзская роза”, “петля-роза”, “французская петля”), но в основе своей имели все те же венецианские приемы.

   Надо отметить, что этой “утечке” мастерства во многом способствовала политика самой Венецианской республики, которая приняла суровые законы о предметах роскоши. В результате цены на не выходившие из моды кружева взлетели выше всяких разумных пределов. Тут-то и смекнул расчетливый Кольбер, министр финансов Людовика, что куда выгоднее импортировать из Венеции не сам товар, а его производителей, кружевниц. Так множество венецианских искусниц оказались во Франции, где принялись обучать своему ремеслу француженок на специально открытых королевских мануфактурах. А потом и в соседних странах научились делать подобные вещи. Случалось, что ученицы превосходили в своем мастерстве наставниц, но в любом случае слава венецианских кружев, а точнее кружев с острова Бурано, всегда оставалась самой громкой.

   Технический прогресс не привнес существенных изменений в процесс изготовления кружев, которой, как и встарь, основан на ручном труде, применении иглы, крючка или коклюшек. Конечно, сегодня любые самые сложные кружевные вещи легко может изготовить “умный” станок, но, как и в ковроделии, которому выпала такая же судьба, именно неукоснительная точность машины и вызванная этим монотонность фактуры как раз и делают предмет менее ценным.

   На маленьком Бурано, где разноцветная окраска домов, украшенных пышными цветниками, блеск морской воды и сияние неба создают на редкость удивительную цветовую гамму, некогда стояли три больших монастыря. Главный из них – Санта Мария делле Грацие. Сегодня от него осталась только одна церковь, неподалеку от которой, напротив старинного дворца Подеста, находится здание с красивым кирпичным фасадом. В нем размещаются Школа кружевоплетения и Музей кружев. Там обучают старинному искусству и с особой тщательностью хранят шедевры прошлого, чтобы никогда не разрушилась их хрупкая красота. Среди этих легких, как крылья бабочки, изделий наверняка есть кружевная вещица, которую скромная девушка в одежде послушницы ловко плела под ироничным и страстным взглядом неисправимого Казановы.

Любопытно, что Бурано оставил след и в истории музыки. Здесь родился композитор Бальдассаре Галуппи (1706-1786), автор огромного количества комических опер. Известно, что в 1765-1768 годах, когда Россией правила Екатерина II, Галуппи работал придворным капельмейстером и сочинителем балетной музыки в Петербурге, где поставил оперы “Король-пастух”, “Покинутая Дидона”, “Ифигения в Тавриде” и написал ряд кантат, духовых концертов и популярных в свое время серенад.

Николай ГРАШИН
реклама